Гильдия Тяжелого Металла

 
 
 
 
  Tearfall :: Интервью на Metal Library :: 2003; Ganconer  
 



Полноценный состав коллектива был сформирован осенью 2001 года, после чего музыканты приступили к написанию и подготовке материала для концертной программы и записи первого демо. С зимы 2003 года деятельность группы дополняется многочисленными концертами в клубах Петербурга.

Состав: Wlad – вокал, Dima – гитары, Sava – ударные, Kost – бас.

На мои вопросы отвечали основатели группы гитарист Dima и барабанщик Sava.


Насколько я понимаю, историю группы, вплоть до сегодняшнего дня, можно разделить на два периода – по числу ваших вокалистов. Так чем вам не угодил первый?

Sava: Все объясняется достаточно легко, это кстати написано и в истории группы на нашем официальном сайте. Еще после записи первого демо в наши головы закрались некоторые сомнения насчет того, подходит ли он нам, и устраивает ли нас его вокал, но на тот момент никаких действий предпринято не было. Мы продолжали выступать и можно сказать, что наше недовольство накапливалось...

Dima: ...пока мы не поехали в Astia Studio, где все это открылось в полной мере. Мы записали несколько вещей, и вокал на них совершенно не соответствовал качеству музыки по всем показателям. Мы решили предложить ему должность только клавишника, он отказался от этого, и собственно вопрос был решен.

И каким образом в группе появился Влад?

Sava: Все получилось весьма банально – по объявлению. Другое дело, что объявление в данном случае давали не мы, а подруга нашего бас-гитариста. Она проявила такую инициативу, дала объявление в разные места, и таким образом Влад, который на него случайно наткнулся, решил позвонить Косте по телефону...

Что ж, с историей все понятно, пора переходить к музыке. Как бы вы сами охарактеризовали свою музыку? Как мне кажется, вы играете gothic metal с уклоном в love metal (если рассматривать лирику), наподобие To/Die/For, или у вас есть свои определения?

Dima: Мы стараемся не употреблять термин love metal как таковой, так как, по-моему, это тема группы HIM, а в музыкальном мире вообще не существует такого стиля. Можно сказать, что мы играем gothic metal. Gothic именно из-за наших текстов, но по существу это просто тяжеловатая гитарная музыка, рок-музыка.

Sava: Но при этом, естественно, мелодичная.

Я часто замечаю, что музыканты зачастую играют совершенно не то, что они любят слушать дома. Об этом же говорят и анкеты на вашем сайте. Как вам вообще пришла идея играть подобную музыку?

Dima: В анкетах у нас указаны музыканты которых мы уважаем как таковых, на чьей музыке мы учились играть, а дальше мы используем элементы разной музыки из разных стилей. Мы не ограничиваемся легким гитарным готик-роком, а стараемся звучать местами даже брутально.

Sava: И главное современно, вот это очень важный аспект.

А в чем выражается понятие современности звучания?

Sava: Мы очень внимательно следим за развитием музыки, именно тяжелой музыки, стараемся местами что-то перенять и самим воспроизвести те вещи, которые особенно сильно зацепят. Естественно, все это делается соответственно нашему собственному звучанию.

Dima: Мы стремимся к тому, чтобы все было концептуально, в одном стиле. Много разных идей приходит в голову, но хочется, чтобы все звучало, как музыка одной группы, а не как сборная солянка.

В таком случае, какие команды на данный момент вам наиболее симпатичны и оказывают на вас влияние, если оказывают?

Sava: Я, помимо всей европейской готик-метал сцены, так как готика – музыка по сути европейская, очень люблю послушать старый трэш, тот же SLAYER, ту же PANTERA, и еще мне очень нравится мелодик-дэт, вся эта линия IN FLAMES...

А тебе, Дима?

Dima: Примерно то же самое – европейская музыка – BESEECH из готики, IN FLAMES из более тяжелой музыки...

Если перейти от музыки к текстам, то, насколько я понимаю, лирику пишет в основном Влад?

Dima: У нас всегда было так, что тексты пишет в основном вокалист. Я придумываю концепцию музыки, а вокалист пишет; либо тот, у кого рождаются первые идеи: текст, слова, мы не против. Но я считаю, что это должен делать вокалист, так как если он сам сочинил текст, то он и соответствующим образом сможет его передать, то есть спеть так, как ему это нравится. А если, например, я напишу текст и заставлю Влада спеть, то он может просто неправильно что-то понять, и все будет менее эмоционально.

Sava: На самом деле мы в этом убедились на практике. Песни, которые исполняются так, как они и должны исполняться, но текст к которым написан не вокалистом, звучат более "плоско".

Лирика ваших песен повествует о различных чувствах, возникающих между людьми, обычно это влюбленные, но носят эти чувства характер крайней, запредельной степени воплощения. Вы верите, что такое бывает в жизни, или ваши песни сродни любовным романам, которые призваны восполнять то, чего людям недостает в повседневности?

Sava: Я не раз задумывался об этом и хочу сказать, что там действительно отражено преимущественно то, что скорее не имеет воплощения в реальности. Темы лирики, возможно, слишком идеализированы, возможно, слишком красивы, но основной смысл именно в том, чтобы в музыке и в лирике дать почувствовать людям именно то, чего в реальной жизни и не хватает.

На сколько вообще по отношению к вашей музыке важен текст и почему вы сочиняете песни на английском языке?

Dima: Текст, разумеется, важен. Бывает, мы бракуем тексты, которые слишком банальны, хочется, чтобы, прежде всего, это были хорошие стихи. А сочиняем мы их на английском потому, что это европейский язык. И это не новость, что многие европейские группы, не обязательно англо-говорящие, поют на английском. Мы вроде как тоже Европа, почему нет?

Но также не новость, что английский в Европе считается как бы языком Евросоюза, а России пока до него далеко. И по пальцам можно сосчитать те группы, которые продвинулись в Европу, или вы тоже собираетесь работать в этом направлении?

Dima: Разумеется, только пока все упирается в финансы. Все приходится финансировать из своих далеко не бездонных карманов и делать на голом энтузиазме. Так далеко не уедешь пока, но мы будем стараться.

Sava: По крайней мере, намерения двигаться в этом направлении у нас есть. Все дается упорными стараниями.

А как в целом вы оцениваете развитие андеграундной музыки в России?

Dima: Мне состояние нашей андеграунд метал-сцены кажется достаточно упадочным. Большинство групп особо не парятся со своей раскруткой, качеством игры и так далее, они не хотят приближаться к общеевропейским стандартам, не хотят хорошо звучать – просто забивают на это, не ищут деньги, по крайней мере, мне так кажется. Походив по клубам, по концертам, я знаю многие группы – там везде такая ситуация. Хочется в этом плане выгодно отличаться от большинства. Мы много занимаемся. Хочется хорошо звучать, записываться, тратить на это деньги, дабы звучать подобающе. Но в целом ситуация обусловлена скорее всего тем, что очень сложно найти контракт, и все такое. На наших лейблах везде все по знакомству, да и предложить они могут не многое, видимо, поэтому нет широкого спектра и вариантов развития, и это сказывается на ситуации. Ведь даже клубов нормальных нет.

Sava: Даже если захотеть найти еще одного музыканта в группу, абсолютно без разницы на какую роль, на каком инструменте он будет играть, это очень большая проблема. В первую очередь практически нереально найти человека, который бы соответствовал тем требованиям, что к нему предъявляются.

Dima: Прежде всего умение играть, заинтересованность и так далее. Очень сложно найти, мы уже несколько раз обжигались. Мы хотели найти и клавишника (или клавишницу), и второго гитариста, но все безрезультатно.


Поэтому вы используете семплы клавиш?

Dima: Да, именно поэтому.

И, как мне кажется, это накладывает отпечаток в плане того, что вы не можете импровизировать во время выступления. Это напрягает?

Dima: Действительно хотелось бы более живого выступления, но у нас нет вариантов, мы зажаты в этой ситуации.

Я слышал, что на записи нового материала для исполнения партий женского бэк-вокала вы планируете поработать с Евгенией "Sanctum" из получившей большую популярность в Питере, но, к сожалению, недавно распавшейся эстонской команды SHABASH. Это правда?

Sava: Да, действительно, такие планы есть, но насчет того, что это на 100% удастся, мы сейчас сказать не можем, потому что окончательного подтверждения мы от нее не получили, именно по конкретным датам, хотя согласие свое она дала.

Раз уж мы коснулись прибалтов... Это правда, что вы выступали в Латвии?

Sava: Да, в Латвии, в Риге.

Как публика там отнеслась к вашей музыке? Есть ли какие-нибудь различия в организации концертов, в уровне команд там и в России, ведь, собственно, Латвия – это практически Европа?

Dima: Да, в принципе, все похоже. На самом деле там такая же ситуация, хотя есть такие группы, как Neglected Fields, Brainstorm, которые действительно вышли на европейский уровень, гастролируют и все такое. А так, в принципе, тот же самый андеграунд, те же люди. Просто у них нет похожих команд, поэтому приняли нас хорошо, но сама публика мне не показалась какой-то особенной.

Sava: Фестиваль-то был достаточно разношерстным, хотя обещал быть более концептуальным. На деле там оказались группы, играющие что-то наподобие симфо-блэка, дэт-метала, в общем, довольно разнообразно. В целом же все было замечательно, пожаловаться не на что.

Как можно ознакомиться с вашими записями, и существуют ли они в достаточных количествах?

Sava: В достаточных количествах они, разумеется, не существуют...

Dima: У меня дома стопка препродакшена всякого: то, что пишется в домашних условиях, чтобы иметь представление о песне, а как таковых у нас на сайте выложено два mp3. Но уже в начале сентября мы начинаем запись нового промо-демо, 5 вещей, мы будем стараться выжать из этого максимум.

Sava: Тем более, что выкладывать сейчас старый материал совершенно бессмысленно, хотя бы потому, что у нас сменился состав, а все, что существует на данный момент из записанного, так там фигурирует наш старый вокалист. Сейчас этот материал получается попросту неактуальным.

С какими командами вы мечтаете сыграть на одной сцене и почему?

Dima: Так сразу и не ответишь... с Металликой, определенно с Металликой :).

Sava: Это было бы, конечно, сильно, но, к сожалению, сложно осуществимо. Если из области более приближенного к реальности, то, в принципе, с теми же многими представителями европейской готик-металлической сцены мы смотрелись бы весьма гармонично.

У вас есть песня "Calling The Time", в которой лирический герой просит вернуться уходящее время. Что бы вы хотели вернуть в вашей собственной жизни, что изменить?

Dima: Кстати, текст этой песни написал Сава.

Sava: Сложно ответить, и мне не хотелось бы вдаваться во всякие подробности, единственное, что я хочу сказать, хотя это, может, и не имеет ничего общего с данной песней, так вот, пожалуй, ради чего хотелось бы повернуть время назад – чтобы заняться всерьез музыкой несколько раньше, чем это получилось в реальности. Просто несколько жаль потерянное время, когда оно было порой не очень продуктивно потрачено, и которое можно было провести намного толковее. Вот и все.

А есть ли какая-нибудь особая идея, заключенная в названии группы?

Dima: Да нет, просто красивое слово...

Sava: Хотя идея принадлежит этому человеку (указывает на Диму).

Dima: К тому же название такое... готичное (смеется), да нет, просто подходящее слово. Не хотелось иметь название из нескольких слов, а так лаконично и красиво.

К вопросу о готичности, вы металлическая команда, как вы воспринимаете готов на своих выступлениях? Я даже не знаю, как сказать, то ли вы участвуете в готических мероприятиях, то ли они приходят на металлические концерты...

Dima: Если говорить о тру-готах, то они приходят не на наше выступление, а на дискотеку, которая будет после (в последнее время в Петербурге популярны мероприятия, состоящие из выступления живых групп (металлических и готических) вперемешку с танцевальными сетами от готических диджеев – прим.авт.). Лично я спокойно к этому отношусь. Всегда приятно, когда приходят новые люди, слушают, если им не нравится – это уже их проблемы. Многие еще просто мыслят клишировано. Если они увидели группу, что-то отдаленно напоминающую, сразу ставят штамп и все. Это love metal, HIM – и все.

Еще такой вопрос про посетителей концертов. На концертах очень много людей приходят просто, что называется "помеситься", попрыгать, выпить, и им, собственно, плевать на любые эмоции, которые идут от песен, и их смысл, важен только гитарный драйв, причем неважно, кто его дает. Вот и на последнем выступлении я заметил одного товарища, который снял майку, повернулся голым пузом в 100 кг к залу и прыгал, всем своим видом показывая "вот он я какой крутой, все смотрите на меня". Не обидно за такое отношение публики?

Dima: Они сами лишают себя удовольствия оценить выступление, это им должно быть обидно, а не нам. А вообще нам нравится, когда публика на наших концертах ведет себя активно.

Sava: Я тоже считаю, что ничего обидного здесь нет. Каждый человек имеет право прийти и получить удовольствие так, как ему угодно. Не все же будут о чем-то задумываться, пытаться вникнуть, это и ежу понятно. Так вот оно и есть, на что тут обижаться?

Чего ждать фанатам в ближайшее время от TEARFALL?

Sava: Как мы уже говорили, в сентябре мы идем в студию с самыми новыми треками, начинаем запись барабанов, ну и так далее по нарастающей. В этот раз мы хотим учесть большинство ошибок прошлого опыта и вывести звучание материала на новый уровень. Надеюсь, нам это удастся.

Ваши пожелания слушателям...

Sava: Самое главное – серьезней относится к музыке. Уметь объективно оценивать то, что вы слышите.

Dima: На первом плане должна быть музыка, а не имидж или идеология...

Sava: Поэтому пускай люди слушают музыку, потом думают, а потом уже говорят.

 

 
 
.
.
.
 
.

Copyright (c) 2003-2007 ГТМ